?

Log in

No account? Create an account

(no subject)

Dec. 13th, 2018 | 04:09 pm


Link | Leave a comment | | Flag

(no subject)

Oct. 17th, 2012 | 02:29 pm

Posted via LiveJournal app for iPhone.

Link | Leave a comment {5} | | Flag

Интересно

Oct. 16th, 2012 | 06:36 pm

http://www.foma.ru/eshhe-raz-o-posrednikax.html

Link | Leave a comment | | Flag

теперь ты вмещай, кое кто уже в курсе

Oct. 11th, 2012 | 12:45 pm

К. Льюис "Просто Христианство"

ПРОТИВОРЕЧИВЫЕ ПОНЯТИЯ О БОГЕ


Меня попросили рассказать вам, во что верят христиане. Я начну с
рассказа о том, во что им не нужно верить. Если вы христианин, вы не обязаны
верить, что все остальные религии неверны от начала до конца. Если вы
атеист, вам приходится верить, что в основе всех религий мира кроется одна
гигантская ошибка. Если вы христианин, вы свободны думать, что все религии,
в том числе самые странные, содержат хотя бы крупинку истины. Когда я был
атеистом, я пытался убедить себя, что человечество в большинстве своем
всегда заблуждалось в вопросе, который имеет для него наиважнейшее значение;
став христианином, я обрел способность взглянуть на вещи с более либеральной
точки зрения. Но безусловно, быть христианином -- значит не сомневаться, что
всюду, где христианство расходится во взглядах с другими религиями,
христианство право, а другие религии ошибаются. Как в арифметике: возможен
лишь один правильный ответ на задачу, все остальные -- неверны; по некоторые
из неверных ответов ближе к верному, чем другие.
Человечество делится на две основные группы: на большинство, которое
верит в какого-то Бога или богов, и на меньшинство, которое не верит в Бога
вообще. Христианство, естественно, относится к большинству -- оно в одном
лагере с древними римлянами, современными дикарями, стоиками, платониками,
индусами, магометанами и т. п., против современного западноевропейского
материализма.
Но существует разделение между людьми, верующими в Бога. К нему я
перехожу теперь. Сводится оно к тому, в каких богов люди верят. И здесь --
два очень разных подхода. Одни полагают, что Бог стоит над добром и злом.
Мы, люди, называем одну вещь хорошей, а другую -- плохой. Но, по мнению
некоторых, понятие "хорошего и плохого" существует только с нашей,
человеческой, точки зрения. Такие люди говорят: по мере того, как вы
возрастаете в мудрости, у вас все меньше и меньше желания называть что-то
плохим или хорошим; вы видите, что все имеет хорошие и плохие стороны, и
ничего тут нельзя изменить. В результате эти люди полагают, что задолго до
того, как вы подойдете к божественной точке зрения, всякое различие между
понятиями добра и зла исчезнет без следа. Мы называем рак злом, говорят они,
потому что он убивает человека; но с таким же успехом можно назвать злом
успешное вмешательство хирурга, потому что он убивает рак. Все зависит от
точки зрения.
Другая, противоположная, точка зрения состоит в том, что Бог,
совершенно определенно,-- добрый и праведный, что Ему небезразлично, какую
сторону принять, что Он любит любовь и ненавидит ненависть и хочет, чтобы мы
вели себя так, а не иначе. Первое из этих двух представлений -- Бог
пребывает за пределами добра и зла -- называется пантеизмом. Эту идею
разделял великий прусский философ Гегель; ее разделяют, насколько я понимаю,
индусы. Противоположный взгляд на Бога присущ евреям, магометанам,
христианам.
За этим различием в представлениях о Боге между пантеизмом и
христианством следует обычно другое. Пантеисты, как правило, верят, что Бог,
так сказать, одушевляет Вселенную, как вы одушевляете свое тело; что
Вселенная и есть почти то же самое, что Бог, и поэтому, если бы она не
существовала, Он бы тоже не существовал, и все, что находится во
Вселенной,-- часть Бога. Христианство придерживается совершенно другой идеи.
Христиане считают, что Бог задумал и создал Вселенную, как человек создает
картину или мелодию. Картина -- не то же самое, что художник, и художник не
умрет, если его картины уничтожить. Вы можете сказать: "Он вложил часть
самого себя в эту картину", но, говоря так, вы лишь подразумеваете, что вся
красота и смысл этого произведения зародились у него в голове. Его
мастерство, отразившееся в картине, не принадлежит ей в той же степени, в
какой оно присуще его голове и рукам.
Я надеюсь, вы теперь видите, как одно различие между пантеизмом и
христианством неизбежно влечет за собой другое. Если вы не принимаете
всерьез различия между добром и злом, то очень легко придете к выводу, что
все во Вселенной -- часть Бога. Если же вы считаете, что некоторые дела и
вещи действительно плохи, между тем как Бог плохим быть не может, подобная
точка зрения неприемлема для вас. В таком случае вы должны верить, что Бог и
мир -- не одно и то же. Некоторые вещи, наблюдаемые нами в мире,
противоречат Его воле. По поводу рака или трущоб пантеист может сказать:
"Если бы вы могли видеть с Божественной точки зрения, вы бы поняли, что и
это -- Бог". Христианин ответит: "Что за мерзкая чушь!". Ведь христианство
-- религия воинствующая. Христианство считает, что Бог сотворил мир --
пространство и время, жар и холод, все цвета и все вкусовые ощущения, всех
животных и все растения -- и все это Бог придумал, как писатель придумывает
сюжет. Но христианство, кроме того, считает: очень многое из того, что Бог
сотворил, свернуло с пути, Богом предназначенного, и Бог настаивает, и
настаивает очень решительно, чтобы именно мы вернули заблудшее на правильный
путь.
Конечно, это влечет за собой очень серьезный вопрос. Если мир
действительно сотворен добрым, справедливым Богом, почему он свернул на
неправильный путь? Много лет я просто отказывался слушать, что отвечали
христиане, потому что рассуждал так: "Что бы вы ни говорили, к каким бы
аргументам ни прибегали, не проще и не легче ли просто признать, что мир не
создан разумной силой? А может, все ваши аргументы -- просто сложная попытка
уйти от очевидного?" И тут я столкнулся с другой трудностью.
Мой аргумент против существования Бога сводился к тому, что Вселенная
мне казалась слишком жестокой и несправедливой. Однако как пришла мне в
голову сама идея справедливости и несправедливости? Человек не станет
называть линию кривой, если не имеет представления о прямой линии. С чем
сравнивал я Вселенную, когда называл ее несправедливой? Если все на свете,
от "А" до "Я", плохо и бессмысленно, то почему я сам, частица этого "всего",
с такой страстью возмущаюсь? Человек чувствует себя мокрым, когда падает в
воду, потому что человек не водяное животное: рыба не чувствует себя мокрой.
Я, конечно, мог бы отказаться от объективной значимости моего чувства
справедливости, сказав себе, что это -- лишь мое чувство. Но если бы я
сделал так, рухнул бы и мой аргумент против Бога, потому что аргумент этот
зиждется на том, что мир на самом деле несправедлив, а не с моей точки
зрения.
Таким образом, сама попытка доказать, что Бога нет -- иными словами,
что вся объективная реальность лишена смысла,-- вынуждала меня допустить,
что, по крайней мере, какая-то часть объективной реальности, моя идея
справедливости, смысл имеет. Следовательно, атеизм оборачивается крайне
примитивной идеей. Ведь если бы Вселенная не имела смысла, мы бы никогда не
смогли обнаружить, что она не имеет смысла; точно так, как если бы во
Вселенной не было света и, следовательно, не было бы существ с глазами, мы
бы никогда не обнаружили, что нас окружает тьма.388342_201623513256649_100002270042021_418087_728053_n

Link | Leave a comment | | Flag

(no subject)

Oct. 10th, 2012 | 11:07 pm

Сейчас всё чаще мы хотим «иметь». «Хочу ребёнка» — вместо «хочу быть матерью», «хочу иметь мужа» — вместо «хочу быть женой» и т. п. За этими тонкостями языка стоит отношение человека к жизни, его девиз: или — я для кого-то, или — кто-то для меня... В своём желании иметь мы ломаем жизни, разбиваем сердца — и страдаем от одиночества... «Человеку обладающему» всегда будет мало того, что есть. Мало денег, мало власти, мало одной жены, мало друзей, мало веселья, мало самого себя. Потребитель, не имея собственной сути, состоит из того, чем он обладает.

Posted via LiveJournal app for iPhone.

Link | Leave a comment {1} | | Flag

Интересно

Sep. 27th, 2012 | 01:43 pm

http://www.foma.ru/zagadka-sergeya-bodrova-ili-chto-utail-ot-nas-brat.html
bodrov2

Link | Leave a comment | | Flag

(no subject)

Sep. 23rd, 2012 | 06:12 pm

2c097eefdb89

Link | Leave a comment {3} | | Flag

коротко и ясно

Sep. 21st, 2012 | 11:42 am

Если ты намерен сдержать своё слово, не нужно меня уверять в этом. Просто сдержи его и всё.y_d2bfcf6f

Link | Leave a comment | | Flag

Читаю

Sep. 19th, 2012 | 12:54 pm

Клайв Стейплз Льюис
Материнская любовь — прежде всего дар. Но дарует она, чтобы довести ребенка до той черты, после которой он в этом даре нуждаться не будет. Мы кормим детей, чтобы они со временем сами научились есть; мы учим их, чтобы они выучились, чему нужно. Эта любовь работает против себя самой. Цель наша — стать ненужными. “Я больше им не нужна” — награда для матери, признание хорошо выполненного дела. Но инстинкт по природе своей этому противится. Он тоже хочет ребенку добра, только — своего, от матери исходящего. Если не включится более высокая любовь, которая хочет любимому добра, откуда бы оно ни исходило, мать не сдается. Чаще всего так и бывает. Чтобы в ней нуждались, мать выдумывает несуществующие нужды или отучает ребенка от самостоятельности. Совесть ее при этом чиста; она не без оснований думает, что любовь ее — дар, и выводит из этого, что эгоизма в ней нет. (Любовь)
фотография (2)

Link | Leave a comment | | Flag

Читаю

Sep. 18th, 2012 | 04:25 pm

Мы постоянно говорим о духовности, думая, что человек (не только святые, но и мы сами грешники) может жить одним духом, забывая, что в человеке есть и душевность и телесность. И вот тут надо понять, что следует подразумевать под словом "духовность". Духовность - это не достижение, а путь. Духовность заключается в том, что Святой Дух действует в нас, потому что мы Христовы, и в силу этого мы постепенно возрастаем действием Святого Духа. Это значит, что мы должны соединиться со Христом, соединиться с Духом Святым всем существом, а не только той стороной нашего бытия, которая уже сродни Богу, не только духом нашим. Св. Серафим Саровский говорит, что мы можем достигать святости благодаря решимости. А решимость - это область воли, это область ума, сознания. В этом случае наша душевность играет не последнюю роль. Наш дух без того, чтобы наша душевность участвовала в его возрождении и восхождении к Богу, не может с места сдвинуться.

Часто, вместо того, чтобы совершать подвиг душевный, мы как бы обращаемся к Богу со словами: "Господи, сделай за меня то, чего я не собираюсь делать ради Тебя, или то, чего я не могу сделать, потому что у меня не хватает ни решимости, ни вдохновения". Нет, в нас есть этот душевный момент, который требуется для того, чтобы загорелся дух, и Бог мог бы с нами все глубже соединиться.

Но речь идет не только о душевности и о духовности, о духе и о душе, речь идет еще о человеческом теле. Тело человека было создано Богом для того, чтобы быть вместилищем его души и его духа. Наше тело призвано быть таким же святым, как наш дух, и должно быть пронизано до самых глубин Божественной благодатью. Св. Силуан Афонский в одном из своих писаний говорит, что благодать Божия касается сначала нашего духа веянием Святого Духа, действием Святых Таинств, приобщенностью нашей к Богу, когда мы отдаемся Ему всецело, а потом, когда наш дух загорелся, это пламя постепенно пронизывает душевность нашу. Мы делаемся способными принимать решения, которые иначе мы не могли бы принимать: мы делаемся способными понимать вещи, которые иначе мы не могли бы понять во свете той благодати, которая уже осияла наш дух. Когда человек доходит до какой-то полноты приобщенности к Богу, относительной, конечно, полноты, то эта благодатность сходит и пронизывает наше тело. И этим объясняется то, что часто телеса святых остаются нетленными, и их не касается растление. Это говорит о том, что святость начинается с момента, когда мы всецело отдаем себя Богу. Она возрастает по мере того, как мы решительно боремся со всем тем, что нам мешает быть Божиими друзьями и учениками Христа, храмами Святого Духа и пронизывает нас до конца. И тут, может быть, стоит подумать о том, что совершается в наших человеческих отношениях.

Часто люди думают, что они могут поддерживать другого человека только духовно, забывая свою душевность и свою телесность, что они только будут молиться о своем ближнем и довольно с них. А он, может быть, нуждается во многом другом, в душевной помощи, в телесной помощи. И тут мы должны понять, что по мере того, как мы хотим жить духом, мы должны раскрываться к нашему ближнему той стороной нашей душевности, которая уже очищена. В Евангелии об этом ясно говорится: наши мысли должны постепенно очищаться. Мы должны бороться за то, чтобы никакая грязь, никакое тление, никакая нечистота, никакая неправда, ложь не проникали в нашу мысль. Вы скажете: "Как же это может быть? Я на опыте знаю, что это не так. Вот я становлюсь на молитву, и как только я начинаю молиться, в меня откуда-то начинают вливаться всякие мысли, воспоминания, воображения, фантазии, иногда даже просто богохульные мысли".

Даже Иоанн Лествичник говорит, что как только мы становимся на молитву, бес подползает к нам и нашептывает все, что может нас отвлечь от молитвы. Но нам не надо этим смущаться. Надо просто ему сказать: "отойди, не теряй времени, я буду все равно продолжать молиться". И после этого надо повторять тот отрывок молитвы, который был осквернен нечистыми мыслями, повторять его раз за разом. Если мы будем это делать постоянно, то, по словам одного подвижника, бес увидит, что, чем больше он на нас нападает, тем больше мы молимся, и отойдет от нас...

Митрополит Антоний Сурожский

Link | Leave a comment | | Flag